МурманскЧт, 24 июня 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Благодарность Президента для мурманского писателя и авианаводчика

Благодарность Президента для мурманского писателя и авианаводчика
#Интервью

https://sm.news/

Мурманский военный писатель получил награды за патриотическую работу

Мурманчанин Юрий Гутян – профессиональный военный, прошедший в том числе «горячие точки», признанный в регионе и за его пределами писатель, один из самых активных участников патриотической работы на Кольском Севере. Недавно он был удостоен памятной медали оргкомитета «Победа» и благодарности Президента России за участие в мероприятиях 75-летия разгрома фашизма. В интервью агентству «SM-News» он рассказал о самых ярких историях боевого прошлого, писательской музе и современной молодежи.

С мечтой о небе

Юрий Станиславович, расскажите. как вы стали профессиональным военным – это была мечта, семейная традиция, случайность?

— Скорее мечта. Сколько себя помню, больше всего я любил смотреть в небо. Мог часами наблюдать за облаками, птицами, самолетами. Пытался представить, как это: летать, лететь — и видеть под собой землю, где каждый дом, лес, река или человек представляют собой отдельную частичку чего-то огромного, общего. Много читал. Сказки сменились приключенческой литературой и фантастикой, увлекался историей, особое место занимали книги о войне. Все детство прошло в авиационных гарнизонах. Служил в авиации отец, родной брат моей бабушки воевал, в Великую Отечественную войну был военным летчиком. Манило меня и море. Я понимал, что хочу быть военным, офицером. Но кем конкретно, долго не мог определиться. Две книги — «В морях твои дороги» Игоря Всеволожского и «Алые погоны» Бориса Изюмского, а также фильм «Офицеры» и беседы с соседом – выпускником Суворовского военного училища помогли принять решение: буду поступать в Нахимовское.

— Но ведь учились не в «Нахимовке»…

— Нахимовца из меня не вышло. Учился я тогда в средней школе № 94 по месту службы отца – гарнизон Кунмадараш Южной группы войск (ЮГВ), Венгрия. Отец не воспринял всерьез мое решение, даже был против, но победили настойчивость, умение добиваться поставленной цели (сейчас трудно представить, чего стоило мне тогда пройти военно-врачебную комиссию в другом гарнизоне и собрать все необходимые для поступления документы за исключением заявления родителей). В пятнадцать лет во время беседы с членом военного совета ЮГВ узнал слова «приказ» и «разнарядка». В результате поехал поступать и поступил в Калининское Суворовское военное училище. Именно там, благодаря офицерам-воспитателям, преподавателям, да и самой атмосфере училища я убедился в правильности выбора будущей профессии — служить своей стране в ее Вооруженных силах.

В гарнизоне в Венгрии

— А потом все же воплотилась мечта о небе?

Да, частично. Как раз затем была учеба в Ворошиловградском высшем военном авиационном училище штурманов имени Пролетариата Донбасса. Сложно было перевестись в летное училище из суворовского, где упор делался на поступление в высшие военные училища, скажем так, наземного профиля. Но я написал письмо на имя начальника училища и получил персональный вызов. Поступил. Даже начал обучение по профилю противолодочной авиации, но через некоторое из-за ошибки врачей оказался списан по зрению. Хотел уволиться, но вовремя отговорили. Продолжил обучение по профилю «боевое управление авиацией». В жизни были и прыжки с парашютом, и полеты на самолетах по учебной программе, но это все не то… Мой инструктор майор Новак во время полетов на Л-29 все сокрушался, что я не летчик, даже предприняли попытку восстановиться на летной работе в другом училище, но время было потеряно. Пришлось всю доставшуюся мне службу управлять, а позже и руководить полетами. Кстати, зрение до сих пор 100 %, и, несмотря на возраст, все вижу, читаю, пишу без очков.

— Как сложилась служба?

— Со службой на офицерских должностях мне, считаю, повезло – служба в штабах не для меня, двадцать пять лет занимался боевой работой. Первые десять лет служил в ВВС Прибалтийского военного округа, Дважды Краснознаменного Балтийского флота. Правда, с перерывом на без малого полтора года для «исполнения интернационального долга» в Афганистане в качестве авианаводчика, но это отдельная история. Последние пятнадцать лет своей военной службы отдал «Адмиралу Кузнецову» на Северном флоте. Сейчас писатель, военный пенсионер, подполковник запаса, есть награды.

Во время службы в Афганистане

Книга как продолжение службы

— Когда занялись литературой? Кто вдохновил?

— Литературой занимался с юности, с суворовских времен. Первые публикации были в газете Московского военного округа. Короткие, наивные статьи о лыжном походе, выборе профессии. Помимо учебы, а офицеры ВВС всю свою жизнь учатся по специальности, много читал художественной и военной литературы, изучал историю, оружие, доверяя бумаге свои размышления, наблюдения, выводы. Были очерки, рассказы и даже стихи. Но это только для себя, иногда для близких, друзей. После выхода фильма Федора Бондарчука «9 рота» появились мои первые публицистические работы, рассказы. Кое-что из них печаталось в газете «Кадетское братство», со временем превратившейся в альманах. Затем в 2009 году крупное московское издательство выпустило мой роман «Боевой режим». После этого уже понял, что мое занятие литературой — не просто увлечение. Вскоре вышли новые публикации, книги. Был принят в Союз писателей России. Продолжаю писать, работаю с молодежью. Пишу о жизни, жизни на войне, возле нее и после войны. Считаю, что самое ценное что есть на свете – это жизнь, а каждая судьба в ней – своеобразный, неповторимый элемент большого мозаичного панно, которое она собой представляет. Выделить особо, назвать любимой какую-либо из своих книг не могу. Ведь книги для писателя как дети. Каждый ребенок по-своему дорог и любим. Как выбрать?

— Сейчас, пожалуй, вы больше общественный деятель, чем писатель: такое количества выступлений, встреч, мероприятий сложно представить.

— Общественная работа занимает очень много времени. В реалиях современности именно она позволяет хоть как-то заполнить вакуум в умах современных детей, да и, пожалуй, взрослых, созданный нынешней системой образования и культурой, помочь разобраться в той каше и часто наносном, абсолютно ненужном и даже вредном, что звучит с экранов и можно видеть в социальных сетях, СМИ. Официальные структуры, ответственные за воспитание и просвещение, в лучшем случае «бьют по хвостам», а чаще живут своей жизнью, ничего общего не имеющей с настоящей. Основное направление моей деятельности здесь – патриотическое воспитание молодежи и работа с ветеранами. Здесь множество проблем и море неиспользованных возможностей. Все патриотическое воспитание не может сводиться лишь к модным ныне акциям, викторинам, квестам, флэш-мобам и прочим мероприятиям с обязательной красивой картинкой для отчета. Здесь нужна системная работа с использованием всех ресурсов образования, культуры, трудового, социального, этического воспитания. Разве молодой человек, умеющий разбирать и собирать автомат Калашникова, пробежавший полосу препятствия и кое-как протопавший строем в непонятном подобии формы с песней и без песни уже патриот своей страны? Даже исторические викторины, конкурсы, проходящие чаще всего в тестовом формате, несут и имеют лишь поверхностный характер для воспитания гражданина и патриота. Конкурсы же, проводимые в системе образования, при всей своей значимости для творческого развития ребенка убивают это самое творческое начало необходимостью сбора документов для портфолио как для обучающегося, так и для педагога.

— Насколько находите отклик у детей, молодежи? Насколько патриотична сегодняшняя молодежь?

— Количество писем, приглашений выступить, рассказать о боевой службу и творчестве растет. Значит, я на верном пути. Современная молодежь не хуже и не лучше нас. Она другая, но такая же любознательная и откровенная в своих суждениях. Она такая, какой ее делаем мы. Они не приемлют лжи и фальши. Нужно быть для молодежи авторитетом, старшим товарищем. Настоящим, а не присланным откуда-то для очередного мероприятия с обязательной отчетностью.

— Как оцениваете состояние литературы в стране и регионе?

— Плачевное. Боюсь, мы подошли, если уже не прошли точку невозврата. Поток произведений воинствующих графоманов, изданных за зарубежные или личные деньги и бескультурье, несущееся на телеканалах, в соцсетях и СМИ убивают культуру, лишают нас национальной идентичности и умения творить.

Награждение медалью оргкомитета «Победы»

— Медаль оргкомитета «Победа» и благодарность Президента вам вручили, говоря языком протокола, за «существенный вклад в подготовку и проведение юбилейных мероприятий и активно участвующим в патриотическом воспитании населения и социально-экономической защите ветеранов в Мурманской области». Что за эти стоит на самом деле и что эти награды значат для вас?

— Я просто живу и работаю. Считаю обязанным делать это в память наших предков и братьев по войне, навсегда оставшимися молодыми. Награда Президента — итог прошедшего этапа моей работы и аванс за ту, что еще предстоит сделать.

— Что в творческих и общественных планах?

— Писать, учиться и учить, искать и находить, радоваться, грустить и восхищаться – жить, одним словом. А получится то, что Бог даст.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.